18:56 

NefritO
Киборг вутайской сборки
Автор: NefritO
Фэндом: Final Fantasy VII compilation, Final Fantasy VII Advent Children
Дисклеймер: Герои принадлежат создателям. Почти все.

Пэйринг или персонажи: Сефирот/Винсент, Ценг/Руфус, Руд/Рено, члены Лавины, Компания Шин-Ра в комплекте
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Слэш, Романтика, Юмор, Драма, Экшн, Психология, Hurt/comfort, AU
Размер: Макси
Статус: В процессе
Размещение: С моего согласия
Посвящение: Тем, кто мир сей однажды полюбил и время проводил там со своими друзьями

Описание:
Геостигма не излечена до конца, это оказалось не так-то просто. Шин-Ра целеустремлённо возвращает себе власть над Планетой, и чтобы окончательно избавиться от наследия Дженовы, Турки решают освободить и ликвидировать единственного физического носителя вируса - Сефирота. Клауд снова рвётся спасать мир в одиночку, а между тем, воскрешением бывшего генерала заинтересовывается ещё одно древнее и окончательно съехавшее с катушек существо. Или даже не одно.



Голос в трубке казался растерянным и сомневающимся.
— Я не знаю, правда. Сид был дома два дня назад, но даже не переночевал. Выгреб какие-то свои вещи, ящики из гаража, загрузил в вертолёт с логотипом Компании, и был таков. Но он ничего не рассказывал про Клауда, да я и не спрашивала. С ним точно никого не было.
Тифа понимающе кивала, хотя, конечно, собеседница видеть этого никак не могла.
— Про Винсента! Про Винсента спроси! — прыгала вокруг Тифы Юффи, не пытаясь выдернуть телефонную трубку, но делая всё, чтобы как минимум - докричаться. — Они же с Шерой друзья.
— Мне кажется, им нужна помощь, — участливо сказала Тифа, отмахиваясь от девчонки и добавляя в голос убедительности. — Люди пропадают один за другим. Мы ведь должны разобраться. Если это опять Шинра воду мутит, Сид может быть в опасности.
— Ну нет, что ты, — с сомнением засмеялась Шера на том конце провода. — Скорей опасность в опасности, когда рядом Сид. К тому же, я даже не знаю, где их искать.
— Мы знаем! — уверенно воскликнула Тифа. — Я не могу тебе рассказать по телефону, но нам очень нужна твоя помощь.
— Так вам или им? — резонно опомнилась Шера и Тифа прикусила губу, мысленно выискивая отговорку поубедительней.
— Ты должна помочь нам помочь им! — крикнула Юффи, пытаясь и свою лепту внести в разговор. Ещё бы чуть-чуть, и она бы вовсе отобрала у на мгновение растерявшейся Тифы трубку и стала бы диктовать информацию. — Дурацкие самонадеянные мужики! Ты же знаешь, они совсем идиоты, если отправить их одних. Вот Винсент...
— Шера, ты должна помочь нам, без тебя больше некому! — вот теперь Тифа начала упрашивать, зная, что внушаемая женщина против такого точно не выстоит. — Ты понимаешь, Клауд оставил дома всё: телефон, мотоцикл, даже меч. Он никогда не покидает город без оружия, а тут просто взял и ушёл. Представь, что Сид однажды ночью уйдёт из дома пешком без сигарет!
— Грядёт армагеддон, — честно поделилась соображениями женщина.
— Вот и мы тебе о том же! — горячилась Тифа, нервно накручивая телефонный провод на третий палец - два уже были прочно обмотаны витым шнуром. — В общем, Шера, без твоего решения пропадём и мы все, и наши мужчины.
— Ну я правда, не знаю... — голос в трубке почти плакал. — Если что-то случится, Сид меня убьёт. Прямо с корабля сбросит.
— Мы не позволим! — клятвенно заверили её Тифа и Юффи в один голос. — Мы всё объясним, вот увидишь. Ну только нужно сделать так, чтобы было кому объяснять, понимаешь? Любой ценой!
— Да, — негромко ответила Шера и вздохнула. — Я попробую. Куда мне нужно попасть? Я плохо ориентируюсь в вашей местности.
— О! — счастливо сверкнула глазами Тифа и победно улыбнулась, обмениваясь взглядами с Юффи. — Я всё тебе подробно расскажу. Записывай!...

Когда взлетел предпоследний вертолёт, увозя склочного профессора Хайта с его "ценным медицинским оборудованием", все вздохнули с облегчением, даже невозмутимый Валентайн.
— Все работники отправлены с Сидом Хайвиндом, босс, — бодро доложил Рено, пока Винсент, вполуха выслушивая отчёт, вытаскивал из стоящего под открытым небом вертолёта длинный оружейный короб и раскладывал его перед собой. — Мы проверили помещения, заблокировали передатчики, всё, что имело ценность погрузили в багаж.
Винсент изредка кивал, увлечённый сборкой длинного снайперского оружия, появившегося из короба. Прекрасная, но даже на вид тяжеловесная винтовка отличалась от стандартных модификаций длинной, делавшей её более пригодной для использования в полевых условиях, и навинчивающимися сменными стволами различного калибра. Шесть стволов оставались закреплены на стенке короба, вместе с рядами сменных магазинов с патронами. Седьмой, самый крупный, глава Турков быстро прикрутил на винтовку, зарядил тринадцатимиллиметровым патроном и задумчиво поднял на одной руке, прицеливаясь в противоположную стену. Рено замолчал, видя, что начальство куда больше интересуют неясные сборы, предпочтя не спрашивать, к чему готовится Валентайн. У Рено отвалились бы обе руки, вздумай он поднять это оружие: по-хорошему, винтовка требовала установки на земле с небольшим штативчиком, поддерживающим непропорционально длинный ствол. Но Винсент вполне справлялся одной рукой, и прицельная треугольная мушка даже не дрожала, что указывало не просто на силу, но и на недюжинное самообладание.
Клауд после возвращения Турка не отходил на него ни на шаг, опасаясь новых эксцессов с Тенями. К слову, его уже дважды пытались подкараулить теневые предвестники, но первый раз их отогнал Рено, расшвыриваясь тайком припасённой Материей так, словно это были армейские гранаты, а во второй - сам Винсент, просто отмахнувшись рукой, когда призраки стали стекаться к вытащенному под открытое небо вертолёту, где в тот момент Клауд помогал принимать грузы. Никто не увидел, что же произошло, но Тени, словно сметённые силовой волной, распластались по земле вокруг вертолёта и нехотя просочились сквозь грунт, в ожидании того момента, когда выбившийся на поверхность Лайфстрим снова конвульсивно содрогнётся, извергая из себя заражённую энергию одним направленным сильным потоком. С тех пор Клауду было велено держаться молчаливого Турка, что тот и проделывал, заметно нервничая каждый раз, когда глаз улавливал слабое шевеление по углам. Тени явно выжидали, пока Клауд выйдет из неочерченного круга таинственной защиты Валентайна.
На Сефирота Тени не обращали внимания, хотя уж кто и был пропитан обработанным Мако с ног до головы, так это отставной генерал. Возможно, Клауд был прав, говоря, что из-за встроенного генетического материала Дженовы, Тени ощущают его если не хозяином, то по крайней мере, одним из них самих. А, быть может, прав был Хайт, считающий, что анабиотическая неактивность организма, находящегося несколько лет в чистейшем Потоке, сгладила информационные возмущения Мако, сделав бывшего Солджера вновь гладким и чистым в этом отношении.
В любом случае, гадать Винсент не любил, а выяснять истину не стал. Может позже, когда они будут в безопасности.
А ещё ему удалось промолчать о том, что к ним движется живая легенда. Слухи об ОРУЖИИ, древних защитниках Планеты, созданных ею для уничтожения Дженовы две тысячи лет назад, долгое время считались лишь слухами, пока два года назад сразу несколько из них не почувствовали возвращение Дженовы в облике Сефирота и не явились за его головой. Тогда их удалось уничтожить с огромным трудом и изрядным везением, и сейчас Винсент не видел возможности адекватно сразиться даже с одним из ОРУЖИЙ на данной территории. Вертолёты Компании были не боевыми, а транспортными, и расстрелять ОРУЖИЕ из турелей попросту не могли.
Конечно, Винсент знал, что биомеханический монстр отправится за Сефиротом и на край света, с целью уничтожить последнее напоминание о Дженове, но может, если выиграть чуточку времени... Дождаться хотя-бы минимальной огневой поддержки и встретить ОРУЖИЕ где-нибудь в стороне...
Его люди наверняка бы предложили оставить источник всех неприятностей здесь, в Кратере, и Винсент не хотел давать им возможность сформулировать эту мысль раньше, чем когда будет уже поздно предпринимать подобные шаги.
Ему смутно подумалось о том, что Ценг и Президент не спешат почему-то сами отдавать подобный приказ. Возможно, они ждут, подействует ли план с сокрытием Кратера в целом и с погребением Лайфстрима в надлежащем месте под землёй, но предположение было сомнительным. Винсент знал, что Ценг предпочтёт перестраховаться, и гадал, почему же этого не случилось.
Впрочем, это было к лучшему. Не пришлось нарушать приказ Президента, что наверняка бы поставило крест на дальнейшей карьере.
Винсент не мог принести в жертву сына Лукреции даже во имя спокойствия всех жителей Планеты.
— Бо-о-осс! Вы меня слышите? — заунывно тянул Рено и Винсент спохватился, что его зовут уже довольно долгое время.
— Слышу. — Он поднял голову, окидывая взглядом оставшихся. Разумеется, они улетали последними. Нужно успеть подняться до того, как ОРУЖИЕ достигнет Кратера. Твердь и так едва ощутимо колебалась, как при горном землетрясении, но Валентайн рассчитывал, что ещё четверть часа у них должна быть. Прикрывать взлёт, правда, всё равно придётся, но тринадцатимиллиметровый нарезной ствол это вам не "Цербер", здесь качество торжествовало над количеством. Из "Гидры" вполне можно было уложить и ОРУЖИЕ. По крайней мере, в теории.
По снегу к вертолёту прошагал Сефирот, неся в руках последние ящики со снабжением, и Турки проводили его взглядом.
— Иди, заводи мотор, — Винсент кивнул на вертолёт и Рено, понятливо мотнув головой, устремился наружу из бывших ангаров. За ним, чуть помедлив, пошёл Клауд, подозрительно оглядываясь по сторонам. Валентайн несколько мгновений смотрел ему в спину, поднялся и скрылся в небольшом складском закутке, в котором ещё утром хранились канистры с топливом и заправочные шланги. Винтовку он вскинул на плечо, короб подхватил рукой в железной перчатке. Короб был слишком длинным для простой винтовки, но никто, даже Рено, не обратил на это внимания.

И всё-таки, почуявший добычу монстр оказался здесь раньше, чем рассчитывал глава Турков.
Они только-только успели запрыгнуть в вертолёт и Рено начал медленно по спирали поднимать машину в воздух, как содрогающаяся вокруг земля пришла в совершеннейшее неистовство. Ледники и монолитные стены Кратера затрещали, трескаясь и сопровождая грохот от разламывающейся земли ровным низкочастотным гулом, ощущающимся больше телом, чем слухом. Тёмно-алый изогнутый плавник ртутной каплей скользил ледяному полю, стремительно приближаясь ко взлётной площадке и оставляя за собой глубокий чёрный разлом в снегах, а когда Рено, заинтересовавшись столь необычным явлением, присмотрелся, не слушая настороженных поторапливаний начальства, из-под земли вырвались длинные сегментированные щупальца, с оттяжкой хлеща по воздуху в направлении тяжело поднимающегося вертолёта.
Рено физически не мог уклониться. Машина была слишком медлительной и громоздкой, и поэтому он почти не удивился, когда кабину сотряс и отбросил в сторону чудовищный удар. Парня мотнуло, впечатав в лобовое стекло головой, а когда он инстинктивно вскинул руки закрыться, оказалось, что в его ладони остался обломок треснувшей ручки управления.
— Твою мать, это плохо! — воскликнул Рено, негодуя на дерьмовую старую технику, рассыпающуюся от одного лишь бортового удара. — Да что ж мне так не везёт, дзо-то!
Пассажирам было не легче. Сефирота бросило прямо на ящики, которые он сам же и загружал, припаханный Винсентом к сборам. Винсент же, чудом не вылетев в распахнутую дверь, отпихнул придавившего его Клауда в сторону, упёрся ногой в край стены проёма для устойчивости, и вскинув к плечу винтовку, зарядил прицельными выстрелами по сегментированной конечности монстра. Он ещё не знал о том, что вертолёт потерял управление и пытался выгадать время, чтобы набрать высоту.
Но в это время второй удар сотряс кабину вертолёта, уронив всех на пол, а Винсент, не удержавшись, всё-таки вылетел спиной вперёд из проёма, успев увидеть, как светло-серое щупальце обрушивается на заднюю часть машины, обламывая её хвост у самого основания, вместе с лопастями несущего винта. На пули чудовище совершенно не обратило внимания, и когда Винсент, частично трансформировавшись, размытым багровым пятном взлетел на вздыбленный ледниковый холм, прицеливаясь снова, вертолёт уже грудой металла лежал у самого основания отвесной стены Кратера, и первое пламя осторожно лизало растёкшееся по обшивке топливо.
У Винсента перехватило дыхание от мысли о том, что все могли погибнуть, но монстр не дал ему времени на размышления, явив себя из-под земли перед маленьким человечком во всей красе.
Огромное биомеханическое существо рубиново-красного цвета, с чернёными сегментами и какими-то шарнирными суставами, подняло маленькую чёрную голову и взглянуло на противника светящимися злыми глазами. Не меньше двенадцати метров в высоту, ОРУЖИЕ возвышалось неуязвимым монолитом над ледяными полями. Длинные крепкие ноги выглядели несокрушимыми, непропорционально большие руки, увенчанные тремя светло-серыми когтями, свешивались до самой земли, беспрестанно шевелясь, словно были антеннами, улавливающими движение вокруг.
А в середине груди горел крупный переливающийся кристалл Материи, наверняка являющийся для монстра подобием сердца. Винсент помнил похожие у других Планетарных Защитников, и ему с надеждой подумалось, что если сосредоточить урон именно на этом кристалле, шансы не победу здорово увеличатся.
ОРУЖИЕ не стало ждать, когда противник продумает тактику. Оно раззявило полную зубов пасть, скрежещуще взревев, и с силой вогнало когти на обеих руках в землю. Ледяная кора пошла трещинами и вздыбилась, словно под ней ползли две гигантские змеи, и над этими трещинами вспыхнуло напряжённое жёлто-оранжевое пламя, протягиваясь по направлению к той скале, на которой стоял Валентайн. Но до самой скалы "змеи" не доползли, выметнувшись через пятнадцать-двадцать метров уже знакомыми, гибкими сегментированными щупальцами. Или, вернее, когтями - понял Винсент, когда одно из них попыталось хлестнуть по нему. Стрелок, конечно, успел отпрыгнуть, избежав удара, но пронзительный свист, который оставил коготь за собой, не позволил усомниться в его острейшей заточке по одной из сторон.
Винсент бросил ещё один взгляд на вертолёт и принялся методично расстреливать ОРУЖИЕ, долгими прыжками уворачиваясь от беснующихся конечностей и отчаянно стремясь не думать о том, что находящиеся внутри машины могли серьёзно пострадать. ОРУЖИЕ отвлекало Винсента, не позволяя подобраться к искорёженным останкам, но и само не двигалось с места, пригвождённое собственными когтями. Так что когда Винсент заметил внезапное движение в тени, он обрадовался так, что чуть не пропустил очередную, подлую, сбивающую с ног, атаку.
Невредимая, но изрядно подпалённая троица покинула горящую машину через оказавшийся сверху проём, затаившись за снежными насыпями у отвесной границы Кратера и не влезая в сражение. Винсент молча возблагодарил Небеса за то, что безбашенный Рено не бросился на ОРУЖИЕ со своим шокером наперевес, но когда сверху донёсся прерывистый рокот ещё одного вертолётного винта, он понял, что благоразумностью страдал не сам рыжий, а его неизменный напарник, не пожелавший улетать в одиночку и потому видевший всё произошедшее с самого начала и с безопасного расстояния.
Вот только кажется, ему самому благоразумия не вмешиваться не хватило.
Или оно у них одно на двоих?
Винсент хмыкнул, в очередной раз взмывая в воздух от особенно коварной подсекающей петли и прицельно стреляя в дрожащую голубоватым маревом Материю на груди создания. Его цель сейчас - отвлечение внимания. Каким способом покинуть материк, придумает рыжий заместитель.

— Куда ты лысый, мать твою, мудак ломишься?!
То ли Рено был всё ещё оглушён взрывом при падении, то ли пытался докричаться до Руда непостредственным путём, не доверяя чудом уцелевшему переговорнику, но орал он так, что оказавшиеся по обе его стороны Сефирот с Клаудом синхронно поморщились и отодвинулись от взбешённого Турка.
С их места открывался превосходнейший вид на плато, на котором огромное, ярко-красное чудовище увлечённо пыталось поймать маленькую ярко-красную фигурку Валентайна. Сефирот смутно припоминал о подобных созданиях, но это были воспоминания из разряда тех, что были подёрнуты тусклой багровой пеленой чужой воли, и вспомнить что-то более важное или определяющее не представлялось возможным.
Клауд, судя по всему, знал о создании гораздо больше. Чистое юношеское лицо исказило озабоченное выражение, губы что-то неслышно шептали, а взгляд не отрывался от гигантской фигуры на покрытой снегом поверхности.
Зато кое-кого совершенно не заботило сверхъестественное происхождение монстра. Над ним бешеным воробьём кружил одинокий вертолёт, расстреливая противника из единственной фюзеляжной стрелковой установки.
По переговорнику Руд убедительно вразумлял своего разъярённого напарника, не отвлекаясь от стрельбы.
— Пробирайтесь на другую сторону, мы его отвлечём и взлетим за вами.
— Как ты его отвлечёшь, кретин? — Рено негодовал, не стесняясь ни выражений, ни слушателей. — Ему твоя пушка, что Бегемоту дробина. Он прибьёт тебя, слышишь? Улетайте на запасную базу, это приказ!
Шелест помех прервал последние слова, вертолёт, исполнив фирменный рудовский вираж, пролетел над самым плечом ОРУЖИЯ, пользуясь его относительной неподвижностью и нещадно расстреливая покрытую блестящей алой бронёй голову. На базу он явно улетать не собирался, какие бы матерные пассажи не озвучивал Рено, бессильно потрясающий в небо кулаком. Упрямый мулат не боялся за свою шкуру и тем более, за шкуру находящегося на его борту профессора Хайта, наверняка не уступавшего в данный момент рыжему Турку в красноречии и нецензурных описаниях ситуации.
— Эй, ты слышишь? — прохрипел переговорник, когда вертолёт снова набрал высоту, готовясь к новому развороту. — Рено, уводи всех на ту сторону. Сид вернётся и захватит вас. Он сядет у начала каньона. Повторяю, уходите! Если эта тварь вас заметит...
Помехи снова не дали закончить Турку мысль. То ли сдыхал аккумулятор, то ли присутствие биомеханического робота глушило связь, прежде безотказно работавшую даже на расстоянии нескольких километров. Рыжий бессильно выдохнул, понимая, что напарник сейчас в лучшем положении и действительно пытается защитить его от случайного обломка, которых в горячке боя в изобилии рассыпало ОРУЖИЕ, пытаясь поймать неуловимого Валентайна. Но он хотя бы не был человеком, или вернее, был чем-то бОльшим, чем просто человек. Рено же понимал, что против древнего монстра ему противопоставить нечего.
— Лысый мудак, — ругнулся он в сторону, высматривая предложенный ему путь отхода. Идти нужно было далековато, наверняка, чтобы ОРУЖИЕ не обратило внимания на их мышиную возню на горизонте. Но сложность была не в этом, а в том, что оставить за спиной отчаянно бросающегося на врага напарника Рено не мог.
— Эй, напарник, — снова ожила рация, плюясь предсмертными хрипами. — Сваливай и не геройствуй. Будешь упрямиться - выгоню спать на балкон.
— Чего? Куда? — Рено растерялся и поневоле расплылся в глупой улыбке от теплоты в голосе.
— И никакого секса две недели. Нет, месяц. И курить в кровати тоже запрещ...
Переговорник разразился серией особо мерзких скрежетов и шипения и умолк. Теперь, похоже, насовсем.
Клауд торопливо отвёл глаза и покраснел, силясь сдержаться от совершенно неуместного в данной ситуации смеха. Рено потрясённо открывал и закрывал рот, не зная, на что ругаться в первую очередь - на неправомерное наказание или невозможность высказать ответные эмоции охреневшему напарнику.
— Так мы идём или нет? — ровно спросил Сефирот, тоже слышавший весь разговор. Солджер был как всегда предельно спокоен и собран, и только сжатые кулаки выдавали напряжение готового к броску тела. Он тоже смотрел, не отрываясь, на опасный танец во льдах, вот только воздушное лихачество Турка интересовало его в гораздо меньшей степени, чем багровое пятно размытого человеческого силуэта, пытающегося подобраться поближе к центральной панели ОРУЖИЯ.
Да и не привык он стоять без дела, когда рядом кто-то сражается. Не привык к безоружности и порождённой ею беспомощности. И кажется, тоже переживал.

Клауд моногажды проклял и свою уязвимость Теням, лишившую его свободы передвижений, и решившую, что знает всё лучше него, Аэрис, из-за которой он беспамятно и бездумно сорвался сюда, и Сефирота, в очередной раз ставшего катализатором всех происходящих событий. То, что он не задумался о собственной безопасности было ещё простительно, но как вышло так, что он оказался безоружным, Клауд понять не мог. Его мысли на момент отъезда из дома были полностью поглощены идеей уничтожить наследие Дженовы. Как именно предстояло его уничтожить, разум не осознал. Это было что-то сродни помешательству, как тогда, когда Дженова завладела его сознанием, повелев отдать Сефироту Чёрную Материю два года назад. В Клауде ведь тоже были её клетки, поэтому Сефирот так легко проникал в его мысли и его сны в прошлом. Но отправлять своего слугу, чтобы убить, не снабдив его оружием убийства, Дженова бы не стала. Тем более - убить своего самого лучшего носителя.
Значит Тени владели его разумом тогда? Или вернее - Тёмный Лайфстрим, который они формировали каждой новой вливающийся в них крупинкой энергии. Он звал Клауда просто для воссоединения и разумеется, ему не нужна была сопротивляющаяся жертва.
Осознание этого пришло совсем недавно, окончательно испортив и без того подавленное настроение парня. Кажется, он вновь вообразил себя героем, а на самом деле оказался лишь глупым ребёнком, которого поманили в лес околдовывающей музыкой. И если бы не случайно наткнувшиеся на него Турки, он бы так и растворился в бесформенном мареве Теней, став одним из них и навсегда потеряв возможность встретиться с Аерис в посмертии.
Теперь же Клауду оставалось только смотреть на друга и до побеления сжимать губы, понимая, насколько бы сейчас пригодилась его сила и его клинок. Валентайн неплохо держался, но постоянные прыжки и взлёты выматывают даже носителя Хаоса, а подобраться к ОРУЖИЮ достаточно близко, чтобы в упор расстрелять центральный кристалл Материи, возможности так и не представилось.
На его плечо легла рука и Клауд вздрогнул, обернувшись. Но это был всего лишь Рено, с таким мрачным выражением на лице, словно его сместили с должности.
— Ладно, мужики. Сейчас огибаем нашу подбитую детку, и топаем во-о-он туда, — он махнул рукой на противоположную сторону Кратера, где виднелся узкий подъём на более или менее открытую возвышенность. — Пусть они тут играются, а нам пора сваливать. Через полчаса тут будет очень шумно. И как мне кажется, старина Хайвинд подорвёт здесь всё к бахамутам вне зависимости от того, будем мы тут находиться, или нет.
Клауд кивнул, согласно хмыкнув, и быстрым шагом направился к горящим останкам вертолёта. Рено пристроился за ним, показывая дорогу. Сефирот оказался замыкающим и это было хорошо.
Клауд всё ещё не привык к молчаливому присутствию живого Сефирота за спиной и подозревал, что вряд ли когда-нибудь привыкнет. Сефирот для него по-прежнему не был человеком. Равнодушным, безэмоциональным, язвительным, но всё же искусственно выведенным созданием. И он не мог поручиться, в отличие от стремящегося поверить Винсента, что Сефирот не выкинет через какое-то время что-то ещё более серьёзное, чем всё, что было раньше. Хотя бы от обиды и досады на собственное заключение.
Сефирот однажды поставил на колени весь Континент, и Клауд знал, что возможность того, что генералу вновь захочется это повторить, не будет исключена никогда.
По крайней мере, пока всё будет оставаться так, как есть на данный момент.

Вдруг Рено резко остановился, схватив Клауда за руку и подозрительно глядя на сломанный пополам вертолёт, мимо которого они как раз пробирались. Огонь, лизавший обшивку, почти угас, не получая подпитки, и на покрытых чёрной копотью боках вертолёта тусклым силуэтом виднелся шероховатый логотип Компании - алый прямоугольник с каллиграфически выверенными иероглифами слогана, уместный здесь не больше, чем природоохранные девизы, выгравированные над входом в Мако-реактор. Дурацкая привычка старого Президента помечать всю принадлежащую ему технику до последнего ремонтного дроида. Неудивительно, что Компанию ненавидело и боялось всё население Мидгара, когда перепрограммированные недоброжелателями роботы ни с того ни с сего начинали в Трущобах беспорядочную стрельбу.
— Взрывчатка, — ухмыльнулся Турк, алчно глядя на пузатое чрево вертолёта. — Если до сих пор не взорвалась, значит не повреждена. Бомбы, это же всегда хорошо, дзо-то!
Перспектива находиться рядом с готовой в любой момент взорваться машиной явно не входила в приоритеты Сефирота и Клауда, и они, переглянувшись, сделали осторожный шаг назад.
— Нормально всё, — успокоил их Рено, змеёй пробираясь через распахнутую дверь в искорёженную ударом кабину. — Полная герметика, дзо-то, — донёсся уже изнутри довольный голос. — Сделаны по лучшей технологии Шин-Ра.
— Зачем тебе? — переспросил Клауд, недоумевая.
— Угостим нашего гостя, — пропыхтел рыжий, выталкивая в проём над головой один из знакомых Сефироту ящиков. — Не могу без дела сидеть, когда этот гад там моего босса мочит.
Ящик с глухим стуком упал на землю и Рено, спрыгнув следом, поддел кончиком ножа хитрые запоры на крышке, вскрывая и являя взглядам массивные, плотно уложенные брикеты без взрывателей.
— Нет, — Сефирот недовольно качнул головой, прислушиваясь к чему-то внутри себя. — Нельзя. Мы же в самом сердце Кратера, здесь чистый Поток. Начнём взрывать - Планета решит, что её атаковали. Нам нужно уходить, предоставь дело другим.
Его слова сопроводил новый гулкий рёв со стороны ОРУЖИЯ и землю снова тряхнуло: чудовищное создание втягивало когти обратно под землю, то ли отчаявшись попасть по неуловимому противнику, то ли догадавшись переменить тактику.
— Если Планете удаётся так философски воспринимать это, — резонно заметил Рено, едва удержавшись на ногах от сотрясения ледяных плит, — то наши хлопушки она уж точно не заметит. Чем быстрей мы от него избавимся, тем быстрее улетим отсюда, разве нет?
Сефирот не ответил, словно сам пребывал в сомнении относительно происходящего. Он не стремился в лидеры, не брал на себя решения и ответственность, но Рено видел, что в его исполнении их отход на запасную позицию наверняка был бы более организован. Организованность вообще была такой штукой, которую Рено признавал за неоспоримый авторитет, но только в ком-то. В себе самом она казалась совершенно ненужным ответственным грузом и поэтом, легко ставящий перед собой одиночные цели, Рено часто терялся, когда был вынужден думать о благе членов группы. Потому что его группой, как правило, был Руд, и он сам с лёгкостью брал на себя бразды руководства.
Долгое раздумывание обернулось для них нежеланной задержкой. ОРУЖИЕ действительно переменило тактику, заметив новых врагов. Оно выдрало из земли нисколько не пострадавшие от непрерывного расстрела когти, вернув контроль над конечностями, и запрокинув маленькую головку, издало чудовищный, ни на что не похожий скрежет-рык, словно досадуя на что-то. Вопль вбуравился в мозг, настолько громкий, что заглушил даже мысли, и пока рыжий Турк мучительно медленно соображал, упасть ли ему на колени, закрыв уши ладонями, или, несмотря ни на что, пытаться удержаться на ногах силами одной лишь гордости, над их головами вспыхнул лиловый шар клубящейся энергии, и обрушился на то самое место, где они все стояли.
В первое мгновение Рено понял, что это всё-таки было не пламя. Турка словно сжало со всех сторон, немилосердно отшвырнув на что-то жёсткое спиной, и прежде, чем отключиться, ему показалось, что он слышит множество полных боли и ярости голосов.

Винсент успел разглядеть, что энергетическую атаку сформировала именно материя на груди ОРУЖИЯ, и усомнился в её жизненно важном значении для биомеханического организма. Возможно, это было ещё одним оружием атаки, а может просто оказалось точкой выхода управляющей им Мако. Он бросил бесплодные попытки пробить из винтовки броню существа, которая хоть и поддавалась, но не было похоже, чтобы ОРУЖИЕ это волновало, и в два прыжка преодолел двести метров, отделяющие его от рухнувшего вертолёта, накрытого быстро побледневшим лиловым облаком.
ОРУЖИЕ медленно разворачивалось за ним вслед, тяжело переставляя механические ноги.
— Почему вы всё ещё здесь? — тщательно сдерживая клубящуюся внутри ярость, спросил Валентайн ледяным голосом. Сефирот и Клауд выглядели оглушёнными, но невредимыми, благодаря Мако-усилению организма, вводимого Солджерам. Причём Сефирот ещё и заслонил собой не удержавшегося на ногах парня, скорей всего безотчётным жестом, потому что против массовых атак такое геройство было бы попросту бесполезным. А вот рыжего заместителя сбило с ног, скорей всего приложив спиной к лежащему на боку вертолёту, и тот безвольным мешком распластался по снежной поверхности.
Что-то обижено кольнуло Винсента при виде того, как генерал подаёт руку поднимающемуся с земли Клауду и помогает опереться на плечо.
— Прикажешь продолжать отступление? — ровно спросил Сефирот, присаживаясь на корточки рядом с Рено и осматривая его на предмет серьёзных повреждений. Спокойно и чётко, как наверняка привык действовать и на поле боя. — Оглушён, повреждений нет. Я донесу, если нужно.
Мерный топот и скрежет неумолимо приближались и времени на любезности оставалось совсем мало.
— Ты умеешь летать? — спросил внезапно Винсент.
— Я... — Сефирот мгновенно растерялся, не зная, что ответить, и в глазах его мелькнул неприкрытый страх. Это был самый неуместный вопрос из всех возможных в данной ситуации, но по этой заминке Винсент понял гораздо больше, чем если бы тот дал прямой ответ, каким бы он ни был. — Н-не знаю...
— Жаль, мы бы просто забрали их по воздуху, — он отвернулся, следя за передвижением ОРУЖИЯ. Каким бы оно ни было скоростным под землёй, на её поверхности оно стало весьма медлительным, если дело не касалось атак, конечно. — Выгадали бы время.
Но Сефирот горько улыбнулся, снизу вверх глядя на Турка, и Винсент почувствовал укор совести. Разумеется, он не стал бы оставлять Сефирота здесь, чтобы спасти остальных, но уже одно знание о том, что так можно было бы поступить, наполняло его чувством вины.
А главное - Солджер тоже понимал, что оборотень-одиночка сознательно делает этот выбор.
По крайней мере, Сефирот всё это время был искренним с ними и Винсент решил, что наконец стоит ответить ему тем же.
— Скоро выброс, — напомнил Клауд, внимательно следя за мужчинами. — Нас накроет взрывами, надо уходить.
Винсент кивнул, вытаскивая из-под обломков выпавший оружейный короб, и решительно откинул крышку, просунув в едва приметную щель на боку кончик острого когтя. Замок потайного отделения щёлкнул и открылся, Винсент бросил взгляд на его содержимое и прикрыл глаза, принимая решение.
— Уходите, — глухо бросил он. — А ты... Нужен мне там.
Не дожидаясь ответа, Валентайн снова вскочил на ноги и длинным прыжком метнулся в сторону приближающегося ОРУЖИЯ, на ходу прошивая его одиночными проникающими выстрелами. Словно и не сомневался в том, что будет именно так, как он сказал.

В каркасном чехле лежал меч. И если Сефирот ещё не совсем ослеп, это был его меч.
Сефирот подумал, что было бы правильно разозлиться на нашедших и утаивших от него оружие Турков, но злости не было. Только удивление и недоверие, позволившее на миг замереть, едва он коснулся знакомой рукояти.
Глупо было доверять ему, даже теперь, когда других вариантов не было. Валентайн не был похож на глупца.
Сефирот бросил короткий взгляд на встревоженно хмурящего брови Клауда, на Рено, мотающего головой, отходя от шока, и уверенно сжал пальцы на рукояти, выхватывая клинок из чехла и описывая свистящую дугу невидимо-тонким лезвием.
— У вас мало времени, отступайте по плану, — коротко велел он и больше не раздумывая, перемахнул через снежную насыпь и устремился к яростно плюющемуся огнём магическому созданию.
Мысль о том, что Валентайн обратился за помощью именно к нему, наполняла сердце непривычным теплом.
Рубиново-серое ОРУЖИЕ успело снова вогнать под землю когти, через несколько метров выпустив их изломанными ветвями в небо. Они неистово бились в воздухе, разнося и круша всё, до чего могли дотянуться. Само существо, оскалившись, издавало тот самый рык-скрежет, который поразил Сефирота в самом начале, и следило маленькими злыми глазками за неуловимым противником. Но увидев нового врага, оно ликующе взревело и полностью переключило атаки на него, словно только он единственный был его конечной целью. Винсент, получив, наконец, возможность подобраться ближе, одним прыжком взлетел на шарнирное плечо монстра и принялся разряжать обойму в упор - уже, кажется, третью, постоянно перебегая, чтобы удержать равновесие на ходящей ходуном фигуре.
Сефирот уклонился от одной атаки, второй, а потом оттолкнувшись ногой от извивающегося у ног толстого щупальца, замахнулся двумя руками и перерубил метнувшийся за ним вслед коготь пополам.
Два конечных сочленения упали за его спиной даже прежде, чем его собственные ноги коснулись земли. Без крови и слизи, которая могла бы ожидаться, только коротко заискрили перерубленные провода.
Но чудовище то ли не заметило столь мизерной потери, то ли просто не испытывало боли. Оно не замедлилось и не заревело, и Сефирот едва успел уклониться от другого когтя, попытавшегося подло подсечь его ноги. Музыкальный свист преддверил новый удар, ещё несколько сегментов, отсечённые от тела, бессильно затрепыхались на истоптанном снегу, но манёвр ОРУЖИЯ вышел наполовину обманным и практически одновременно с ударом генерала, создание обрушило на него свой - словно тараном в спину. Сефирота бросило вперёд, он едва успел сгруппироваться и кувырком уйти из зоны поражения, и следом за ним, по тому месту, где он только что стоял, шибанул толстый обрубок, заставив землю ощутимо содрогнуться под ногами. Невероятно плотный хитин, или, возможно, металл или пластик, не оставил бы бывшему генералу ни одной целой кости, но тот и не собирался попадать под удары, вновь вскакивая на ноги и встречая противника широкой отмашкой. Идеальный, не потерявший своей заточки даже в водах Лайфстрима, клинок не ощутил сопротивления, и обрубленный почти под корень правый коготь ОРУЖИЯ тяжело шлёпнулся в мокрый снег перед лицом Солджера.
Улучив момент, Сифирот кинул взгляд вверх и увидел, что половина морды существа превратилась в истерзанную лохмотьями обшивки маску. Конечно, вряд ли в такой маленькой голове был мозг или ещё что-то жизненно важное для жизнедеятельности организма, но уже сам факт того, что монстр ослеп на один глаз, придавала сил.
Винсент, словно почувствовав, что ему достаточно, бесстрашно перебежал на другое плечо, на ходу перезаряжая обойму.
Возможно, если его дезориентировать, мы сможем покинуть это место без "хвоста" за собой. Ещё немного времени...

Сефирот улыбнулся про себя, понимая, что примерно это сейчас и думал стрелок в багряном. Даже мог представить себе его голос. Незаинтересованный, и в то же время, если вслушаться, влекущий.
К его огромному разочарованию, слышал он только глухой недовольный рык Планетарного Защитника. Сефирот, а точнее, его генетическое наследие, разбудили в нём древнюю программу по уничтожению вражеского вируса. И в отличии от Валентайна, ОРУЖИЕ не было готово идти на компромиссы.
Последний отсечённые сегмент левого щупальца, конвульсивно извиваясь, упал на землю, и монстр обиженно заскрипел, напрягая чудовищные бугры мышц под светящейся в сумерках обшивкой. Земля снова задрожала, а Винсент, не в силах больше балансировать на скользком глянцевом наплечнике, плавно стёк вниз, вновь пытаясь поразить сгусток Материи в груди создания. Сефирот бросился ему навстречу, отвлекая ОРУЖИЕ градом неприцельных ударов по ногам и по-прежнему пригвождённым к земле клешням, в надежде, что действия Турка принесут плоды, вот только в горячке боя не задумавшись о том, чем для них чревата смена такой удобной тактики ОРУЖИЯ.

Винсент уже дважды порывался прорвать Предел и призвать Хаос, но то ли Хаос не желал сражаться с детищем Планеты, то ли считал, что Валентайн и сам справится, и на призывы не реагировал. Впрочем, с Сефиротом в напарниках, с ОРУЖИЕМ действительно мог бы справиться даже Рено - смотреть, как Солджер методично и аккуратно шинкует выпростанные из земли сегментированные щупальца было просто по-профессиональному приятно. Так что Винсенту оставалось только пытаться пробивать броню в поисках уязвимого места и любоваться на стремительное движение внизу.
Определённо, он не пожалел, что пригласил опального генерала на этот, не лишённый эстетики, танец.
— Как долго нам его ещё охаживать? — спросил Сефирот, когда Винсент спрыгнул на землю рядом с ним, перезаряжая винтовку. Глаза генерала возбуждённо блестели и Винсент подумал, что тот впервые демонстрирует подобную увлечённость после своего возвращения.
— У существа должен быть предел прочности, — быстро ответил Валентайн, примеряясь к новому выстрелу, пока втянувшее обрубки когтей ОРУЖИЕ топталось на месте. — Миновав его, оно должно отступить. Я не знаю, когда он настанет.
Сефирот кивнул и вновь устремился вперёд, подняв меч над плечом. ОРУЖИЕ медлило и ему показалось, что предоставлен идеальный шанс для серии сокрушающих ударов по нижним конечностям. Увы, Масамуне не был способен целиком разрубить создание на части, но повредить внутренние механизмы и контакты мог, проникнув сквозь даже самую прочную обшивку.
ОРУЖИЕ медлило, почти брезгливым жестом вскинув верхние конечности и раскачиваясь на одном месте, не обращая внимания на довольно ощутимые удары по ногам. И глава Турков помимо воли опустил "Гидру", настороженно всматриваясь в его поведение. Веяло чем-то знакомым, но чем - Винсент не мог разглядеть в накрывшей равнину возле Кратера полутьме, несмотря на всё своё ночное зрение.
ОРУЖИЕ медлило только внешне.
Оно кастует призыв - сообразил стрелок внезапно и вскинул голову к нависшему махрово-серому небу. И вдруг понял, что ещё минуту назад завывавший промозглый ветер стих, уступив место напряжённой гнетущей тишине.
— Сефирот! — тревожно закричал Валентайн, не рискуя ввязываться в танец ближнего боя, но увлечённый Солджер не услышал.
И в этот момент, воздух со свистом пронзил первый раскалённый камень, с шипением зарывшись в промёрзлую землю прямо перед ногами Винсента. Турк отпрыгнул в сторону создания в надежде, что там будет безопасней, но уже через несколько мгновений понял, что ошибся. Мелкие и крупные метеориты избирательно игнорировали ОРУЖИЕ, с ювелирной точностью взрывая землю вокруг него и равняя с ней всё, что хоть как-то выступало на её поверхность. Десятки и сотни, они сыпались с небес обжигающим дождём и Винсент лишь своим сверхъестественным чутьём умудрялся избегать столкновений с ними. Но он не мог поручиться за способности Сефирота и с новой силой вспыхнувшая потребность защитить его любой ценой бросила Турка прямо под ноги противника.
Генерал не обращал внимания на огненные снаряды, пока крупный, с половину человеческого тела, метеорит не обрушился прямо на него. Винсент не успел увидеть, как Сефирот увернулся, но камень, хоть и прошёл вскользь, всё же задел затянутую в чёрное фигуру, швырнув неудавшуюся мишень лицом в снег.
Громкий лопнувший звук, словно от сухо расколовшейся кости, донёсся до Турка раньше.
Плечо или спина - понял Винсент, вскидывая винтовку и встречая выстрелом новый снаряд, метящий как раз в незащищённую спину. Объятый огнём камень взорвался изнутри, осыпав Валентайна горячими острыми осколками.
Оглушённый, но не сломленный, Сефирот приподнялся на подрагивающих руках и тут же перекатился в сторону. А затем и вскочил, получив от движения достаточный импульс. Он двигался медленнее, чем раньше, но не было похоже, что ему сломало кости, и присмотревшись, Винсент увидел, что один из форменных серебристых наплечников треснул и смялся, как яичная скорлупа.
Сефирот тоже заметил это и скривившись, оторвал повреждённый доспех и бросил на землю перед собой.
— Безмозглый робот! — процедил он сквозь зубы и кошачьи дикие глаза полыхнули той самой ненавистью, которую легко мог бы опознать Клауд, окажись он рядом. — Нужно было уничтожить тебя с самого начала...
И что-то неуловимо поменялось в восприятии Валентайна. Метеориты кончились столь же внезапно, как и появились, Сефирот выпрямился, крепко держа в левой руке длинный нодати, а Планетарное ОРУЖИЕ остановило совершенно разумный взгляд на своём враге и хищно оскалилось половиной морды.
Наконец-то!
Хаос заинтересованно поднял голову и прислушался, и Винсенту показалось, что в и без того сумрачном небе нависла чужая бесплотная тень.
Сефирот бросился на ОРУЖИЕ снизу вверх, внезапно легко преодолевая земное притяжение и ведя клинком по туловищу монстра, глубоко погрузив Масамунэ в блестящую рубиновую обшивку. По лезвию стекали голубоватые искры и прозрачные светящиеся струйки, срывались вниз, распыляясь на лету, и Винсент уже почти поверил, что сейчас Сефирот просто развалит создание пополам, но оно несомненно было готово к этой атаке и не собиралось сдаваться так легко. Сгусток материи в его груди вспыхнул ярчайшим голубым светом, дезориентируя врагов, и Турк едва успел закрыть лицо полой изодранного плаща, поглощающего энергетические атаки. А Сефирот, столь впечатляюще лавировавший под ударами, неожиданно замер, словно вспышка парализовала его.
ОРУЖИЕ, разумно воспользовавшись моментом, ударило наотмашь, просто и безыскусно отшвыривая от себя противника металлической когтистой клешнёй. Когда же сияние погасло и Винсент опустил плащ, Сефирот вновь лежал на земле лицом вниз и не шевелился.
ОРУЖИЕ снова с силой ударило его конечностью, чудовищным броском швыряя тело в сторону Валентайна и целеустремлённо шагнуло следом, намереваясь покончить, наконец, с тем, ради кого было создано две тысячи лет назад.
Где-то совсем рядом прогремел первый взрыв, но Винсент его не услышал. Трансформация ломала тело беспощадно и яростно, не позволяя отвлекаться на такие мелочи.
Хаос взмахнул крыльями, разгоняя снег и мелкие осколки с земли, и встал над распластанным в снегу Сефиротом, недвусмысленно оскаливая клыки, вызверившись на ОРУЖИЕ не хуже, чем оно само минутами раньше. Создание растерянно замедлило шаг и остановилось, покачивая головой и рассматривая угрозу единственным уцелевшим глазом. Винсент чувствовал своё родство с ОРУЖИЕМ и свою похожесть. Он даже создан был для чего-то абстрактного и невообразимо далёкого, и так же был вынужден спать в ожидании срока. Но сейчас Винсент добровольно отказывался от понимания и общих смыслов. Его смыслом было поверженное смертное существо за спиной, и сохранить его было важней планетарной справедливости.
Винсент чувствовал, как от него расширяющимися прерывистыми потоками расходятся волны переполненного Предела. От крыльев, от рук, от всей фигуры приготовившегося к прыжку зверя. Оружия в руках не оказалось, но теперь он сам был оружием, как бы иронично это не звучало. И одновременно щитом.
Наверное, он всегда неосознанно готовил себя к этому, потому что так было правильно.
За спиной с мерным шелестом соткался знакомый силуэт и Винсент не оборачиваясь понял, кто это.

Сид раздражённо выругался и сплюнул под ноги, прямо на прорезиненный коврик, не выпуская при этом незажжённую сигарету изо рта.
— Зачем он туда полез? — негодующе спросил он, барабаня пальцами по приборной доске. — Я не могу выпустить ракеты, я его задену.
— Он не уйдёт без... Сефирота, — Клауд запнулся, сжимая руки на поручнях кресла второго пилота. — Это его вина и его искупление. Он не сможет бросить.
Сид что-то ещё пробурчал нелестное про придурков, которые ради сомнительного удовольствия подставляют себя под угрозу, минуя все разумные доводы, но ответ принял, окончательно убрав руку с гашетки запуска ракет. Его вертолёт был оснащён куда совершеннее и технологичнее обыкновенных транспортников, но стрелять в мишень, когда под её ногами находится близкий друг, хоть и бравирующий своими сверхъестественными способностями, Сид не мог. К тому же, Винсент может и избежит повреждений, а вот Сефирот вряд ли, и если Клауд прав насчёт его моральных загонов, то Винсент Сида впоследствии не простит.
Бахамутовы яйца, почему он думает об этих двоих в таком пошло-ванильном ключе?
В отличие от напряжённо хмурящегося Сида и задумчивого Клауда, Рено был по-прежнему полон какого-то бесшабашного оптимизма. Они попали под метеоритный дождь, задевший их хоть и на излёте, но всё же довольно ощутимо - Рено снова досталось по многострадальной голове, а Клауд отделался лишь рассечённым плечом и обожжённой ладонью. Так что рыжий окончательно пришёл в себя только после того, как Клауд доволок его до широкой каменной равнины, где их уже ждал недовольный возвращением Сид. И первое что Рено сделал, это с удовольствием высказал в вертолётную рацию всё, что он думает о сложившейся ситуации своему напарнику. После первой же энергетической атаки ОРУЖИЯ, у Руда отказала большая часть приборов и он перестал играть в последнего мстителя, отлетев от поля сражения на относительно безопасное расстояние. Рено этим фактом успокоился и продолжил строить планы страшного наказания непослушного напарника уже про себя, тонко улыбаясь особенно жестоким мыслям. Он смотрел по сторонам, весьма мало уделяя внимания сражению своего обожаемого начальника с планетарным андроидом, вдумчиво покусывал кончик длинного рыжего хвоста, и так случилось, что первым заметил некие факты, прямо указывающие на грядущую масштабность событий.
— Вот-вот выброс будет, — взволнованно сказал Рено, заметив, как мелькают над белой землёй прозрачные чёрные силуэты. — Уже предвестники, и сегодня их много, очень много, дзо-то.
Словно в ответ на его слова, где-то внизу фонтаном взметнулась земля небольшого холмика, а мгновением позже донёсся приглушённый расстоянием взрыв. Рено знал, что это всего лишь контрольная точка, запрограммированная автоматически и только дающая понять, что скоро бы неплохо и на ручные детонаторы перейти, но всё равно вздрогнул, представив, что цепная реакция взрывов вот-вот замкнётся в кольцо вокруг провала Кратера, и погребёт под собой и Валентайна, и ОРУЖИЕ, и все те пещеры, что на протяжении полутора недель служили рыжему домом.
— А они к нам сюда не поднимутся? — напряжённо переспросил Клауд, внимательно следя за снующими внизу созданиями.
— Нет, — бросил Сид и подумав, добавил. — Их и без того в воздухе дохера. Бахамут тебя подери, что ты творишь?
Последнее относилось явно не к Клауду, и парень невольно вгляделся туда, куда смотрел и Сид, и потрясённо выдохнул.
Клауд впервые видел последний Предел Винсента и даже издалека он выглядел угрожающе. Когда-то Винсент говорил ему, что суть существования Хаоса в том, чтобы поглощать души смертных и возвращать их в Лайфстрим. Но слышать это одно, а видеть своими глазами, ощущать исходящую силу и власть даже на таком расстоянии, было по-настоящему неуютно. Клауду действительно не хотелось бы вставать против такого существа, какие бы цели этого не требовали.
Внутри что-то остро и больно кольнуло, и Клауд отвлечённо потёр грудь через безрукавку. Нервы, наверное. Или просто волнение...
— Я думал, ему кости переломало, — с неудовольствием, смешанным пополам с восхищением, произнёс Сид, откидываясь на спинку кресла. — Из чего же вас, Солджеров, делают? Из винтовой стали, не иначе!
Клауд перевёл взгляд и увидел, как за спиной раскинувшего крылья Винсента неестественно легко встал Сефирот, отведя левую кисть с мечом назад для балансировки. Но не бросился вновь на почему-то застывшего Защитника Планеты, а протянул вперёд свободную руку, развернув ладонь в его сторону. Винсент ощутимо напрягся, широко раскинутые крылья опустились к земле, беспокойно метя по заснеженной поверхности, но не двинулся с места, даже не оглянулся. Просто стоял, готовый принять на себя любой удар, направленный на сильверхэда.
И в этот момент из тёмного провала Кратера, еле подсвеченного изнутри бледно-зелёными отсветами, на поверхность вырвался неиссякаемый поток чёрного ветра и устремился прямо на двух противников ОРУЖИЯ. Основная масса Тёмного Лайфстрима и редкие одиночные Тени сливались в одну непрерывно бурлящую реку и Клауд впервые поразился, сколько людей погубила Геостигма за два года своей эпидемии.
Тени слетались к Сефироту, окутывали его плотным непрозрачным коконом, нехотя стекая с недвижной фигуры Хаоса, и направляемые бывшим Солджером, устремлялись вперёд и вверх, прямым тёмным потоком врезаясь в гигантскую фигуру ОРУЖИЯ. Клубящиеся обрывки иногда отслаивались, принимая вид чудовищных волкоподобных созданий, целеустремлённо мчавшихся к цели, врезались в неё и растекались по рубиново-чёрной обшивке непрозрачными туманными кляксами. И их внешний вид напомнил Клауду тех призрачных созданий, которыми управлял Кададж, подтверждая догадку о том, что Шинентай так же использовали силу Тёмного Лайфстрима, бесконечно пополняя её каждым новым случаем Геостигмы.
— Это не Сефирот, — безэмоционально заметил Сид, без колебаний нажимая на гашетку. А затем переключил несколько рычажков на панели управления, заставляя вертолёт набрать высоту, и достал из-под сиденья детонаторный распределитель. — Это Дженова. Держитесь крепче, у нас нет выбора.
— Подожди! — воскликнул Клауд, вскакивая, одновременно с первыми взрывами на противоположной конце Кратера. — Откуда ты знаешь?
— Нет времени ждать! — рявкнул Сид в ответ. — Включи мозги, болван! Он приказывает им, видишь? Это за ним пришло ОРУЖИЕ. Нет нужды ждать развязки. Я закопаю их обоих.
— А как же Винсент? Он ведь твой друг!
— Он умеет летать, — скривился пилот. — И он бессмертен. Прости, Клауд, но так надо.
Две ракеты ударили в бок и плечо ОРУЖИЯ, заставив его пошатнуться. Обозлённое, оно вскинуло голову и выпустило из пасти сплошной поток клубящегося пламени, обрушившийся на две маленькие фигурки, стоящие на земле. Поток огня был встречен фиолетовыми искрами - Хаос скрестил руки на груди и резко развёл их в стороны, формируя над головой ментальный энергетический щит. Клауд с неясной тревогой подумал о том, знает ли Винсент, кого он защищает сейчас, но в груди снова кольнуло - остро и больно, так, что перехватило дыхание и Клауд едва удержался, чтобы не свалиться на колени и не сжаться, избегая невыносимой боли.
— Клауд? — Рено бесстрашно обхватил его руками и перетащил из пилотного кресла назад, с тревогой осматривая парня. — Что? Что ты чувствуешь?
Клауд был бы рад ответить, если бы знал. Первая мысль была о том, что Дженова вновь пытается завладеть его сознанием, как раньше. Но раньше раскалывалась голова а сейчас было ощущение, будто что-то чужое рвётся сквозь грудную клетку и не находит выхода, бессильно колотясь о рёбра.
А на земле, с равным интервалом в несколько секунд, слышались глухие взрывы. Они шли к дальней границе Кратера, но не было сомнений, что через две-три минуты они накроют и ближайшие. Земля наверняка содрогалась под взрывами, но в воздухе этого не чувствовалось и происходящее внизу напоминало замедленную съёмку с сильно запаздывающим метрономом. Защитная полусфера Винсента лопнула с тёплыми фиолетовыми искрами, лишь только поток огня иссяк. Сефирот беззвучно рассмеялся, склонив голову набок незнакомым прежде жестом, и продолжал посылать послушных его воле призраков в самое сердце биомеханического монстра.
Рено первый заметил странность.
— Смотри, это существо поглощает их!
И в самом деле, Тёмный Лайфстрим, расплываясь по обшивке создания, плавно стекался к сияющей на груди материи и вливался в неё, исчезая бесследно. Не было заметно, чтобы ОРУЖИЮ это хоть сколько-нибудь вредило - оно стояло почти недвижно и только скалилось в несходящей усмешке уродливого подобия лица. Сид приблизился, насколько это было безопасно, и вновь положил руку на гашетку, выжидая момент.
— Не надо, — странным голосом заметил Клауд, вновь выпрямляясь, когда приступ утих, и всматриваясь в переднее стекло. Если под ними действительно была Дженова, она явно проигрывала. Неизвестно, чего ждал Сефирот, направляя Теней на Планетарного Защитника, но этого не происходило. Тёмный Поток истаивал, бесследно исчезая в пульсирующей гигантской материи сердца ОРУЖИЯ и теперь уже не Тени стремились поглотить её, а она сама втягивала, всасывала отдельные разрозненные ошмётки и Клауд чувствовал, будто что-то внутри него тоже стремилось туда вниз. Не хотело, но и сопротивляться не могло неясной влекущей силе.
Наконец поток Теней иссяк и стало понятно, что это действительно конец. Сефирот стоял недвижно и Клауду показалось, что он всё так же победно и безумно улыбается, хотя разглядеть этого, конечно, было невозможно. Но Клауд всё ещё чувствовал Сефирота внутри себя, как бессознательное ответвление своего разума, ощущал сбивчивый тремор его мышц на себе, и отголоски мыслей, касавшихся его сознания на излёте. Его боль, отчаяние и оглушительную пустоту там, где должны быть чувства.
Клауд ощущал всё это ярче с каждой секундой. Его словно самого засасывало в сущность Сефирота, подменяя чувства и мысли, как когда-то давно, когда Дженова завладела его разумом, чтобы получить Чёрную Материю. И сейчас всё повторялось, и он вновь не мог сопротивляться, прижимая ладони к разрывающейся от колющей боли груди и не слыша встревоженных окликов Рено над головой.
Это он стоял там, внизу, видя всё, что видел Сефирот. Чувствуя болезненную дрожь земной тверди под ногами. Слыша каждый щелчок и скрежет стоящего напротив Рубинового ОРУЖИЯ. Как совсем недавно - вечность назад - в своих снах. Видел вихрящиеся тучи над головой и черноту давно мёртвых, отторгаемых Лайфстримом существ. И снежное серебро царящего вокруг отчаяния. И он был готов вновь броситься на врага с чужой и холодной яростью, волнами затапливающей сознание, просто чтобы избавиться от гнетущей пустоты одиночества, мучительно попираемой иной волей и не-своими желаниями.
Но ощущение близкого присутствия бессмертного и безэмоционального Хаоса удерживало не хуже контролирующих цепей.
Клауд поднял голову и встретился с ним взглядом. Он знал, что в его взгляде горит боль и ненависть - своя ли, чужая - не важно, и ждал подобного в ответ. Но расплавленное золото горящих глаз Хаоса несло только сочувствие. Или нечто иное, умоляющее и печальное.
А затем Хаос просто поднял руку в металлической перчатке, и беспрепятственно погрузил её внутрь грудной клетки Клауда.
Сефирота.

Боли не было. Только недоумение и покорная готовность принять кару, назначенную Уничтожителем.

Рывок, всплеск фиолетовых искр защитной магии Хаоса, и в золотых когтях забилось бесформенное, разумное прозрачное пламя, похожее на текущую снизу вверх воду.
Хаос разжал пальцы и прозрачный, голубовато-серый сгусток скользнул вверх вслед за тёмными рваными призраками, бесследно исчезнув в бело-голубой Материи на груди ОРУЖИЯ.
И Клауд очнулся.
Острая колющая боль оставила о себе напоминание в треснувших недолеченных ребрах, постепенно сменяясь пустой звенящей лёгкостью во всём теле. Он поднял глаза на нависшего над ним Рено, успев увидеть, как нешуточную тревогу сменяет облегчение, и невольно улыбнулся.
— Всё в порядке, — сказал Клауд хрипло.
А ещё он видел, как под куполом кабины вертолёта собирается и рассеивается без следа прозрачное, голубовато-серое марево.
Момент, как всегда, разрушил Сид, выругавшись так замысловато, что Клауд понял - это от облегчения.
— Если они не свалят оттуда через минуту... Нет, уже через сорок секунд, их не откопает даже бульдозер, — добавил Сид, снова отвернувшись к смотровому окну. Наверняка чтоб никто не заподозрил его в тревоге и переживаниях относительно самочувствия Клауда, и эта мысль против воли заставила парня улыбнуться. Тем не менее, он быстро вернулся на своё первоначальное место и всмотрелся вниз.
Увиденное заставило его стереть улыбку, сменив её на бесконечное изумление.
Гигантское ОРУЖИЕ покрывалось льдом. Белый прозрачный налёт стремительно нарастал на покорёженной чёрно-алой обшивке андроида, утолщаясь с каждой секундой. ОРУЖИЕ ещё было живо и неотрывно смотрело на маленьких существ перед собой, но не реагировало а даже наоборот, расслабленно опустило руки, позволяя живому льду сковать себя прочным непробиваемым панцирем. Твердь тряслась и содрогалась под ним, трещины расчертили плато и земля у самого обрыва Кратера осыпалась вниз целыми откосами. С дальней - и более отвесной - стороны она уже давно пришла в движение, вал из задранных пластов земли сходил в бесконечную бездну нескончаемой лавиной, погребая под собой шрам от древнего столкновения с метеором, принёсшим Дженову в этот мир.
Хаос огляделся, оценивая скорость приближения цепной реакции взрывов, и перевёл взгляд на Сефирота, безвольно осевшего на землю как только Уничтожитель лишил его тело поддержки чужого разума. А затем невозмутимо подхватил его на руки и взлетел, тяжело хлопая крыльями, набирая высоту.
ОРУЖИЕ повернуло голову, провожая их взглядом, и застыло. Ледяная корка добралась до шеи, облепила голову, утолщаясь с каждым мгновением, и вдруг земля под гигантской глыбой осела вниз и стала медленно погружаться внутрь Кратера, на глазах перестававшего быть.
Древнее существо возвращалось в свой прерванный вековой сон, ожидая, когда Мать-Планета вновь призовёт его себе на помощь.

Ещё минуту вертолёт висел над осыпающимся внутрь себя Кратером, а затем Сид щёлкнул тумблерами дополнительного нагнетателя топлива и потянул за ручку, разворачивая вертолёт на юго-запад, к деревне Айсикл, куда уже должны были прилететь все прочие. Беззлобно поругиваясь на задержку, пилот наконец прикурил сигарету, откинулся на спинку кресла и закинул ноги на приборную панель.
И подавился первой же затяжкой, когда в дверь вертолёта, уже набравшего высоту но ещё не успевшего набрать скорость, требовательно постучали. Вероятно Сид не привык подбирать пассажиров в километре от земли.
Клауд, сдерживая смех, потянул дверь на себя. Потревоженные рёбра отозвались несильной болью, но дверь легко подалась и в открытом проёме вместе со снегом и свистящим ветром возникла потрёпанная крылатая фигура с драгоценной ношей на руках.
— Мы не опоздали? — спросил золотоглазый Винсент низким безэмоциональным голосом.
Не дожидаясь ответа, он сгрузил Сефирота на пол кабины и опершись руками, протиснулся сам, компактно сложив крылья за спиной. А внутри машины, очевидно решив, что скрываться уже всё равно нет никакого смысла, с облегчением отпустил сущность Хаоса, возвращая наконец себя - себе.

@темы: Смерть - это не повод перестать жить, funfiction, FF VII

URL
Комментарии
2014-08-22 в 22:21 

landatra
Ох! скачала, побегу читать))

2014-08-22 в 22:54 

NefritO
Киборг вутайской сборки
landatra, Вообще, я есть на Фикбуке, где и обновления раньше появляются, и ассортимент шире. Если вам нравится, я с удовольствием для вас ещё что-нибудь напишу, даже по заявке ))

URL
2014-08-23 в 09:42 

landatra
NefritO, Здорово! я вообще люблю сцены сражений, не отказалась бы посмотреть это на видео! Идея про древних защитников Планеты очень понравилась, мощно. И отношения между героями импонируют, их легко представить, когда читаешь. Ну тут, у каждого свои вкусы) читать дальше Мне вот такое нравится) Интересно читать про Винса, он у меня как то всегда пролетал мимо) А тут, такой клевый)
читать дальше
А пока буду с громадным интересом ждать продолжения.

читать дальше

2014-08-23 в 11:29 

NefritO
Киборг вутайской сборки
landatra, Я тоже не люблю много розовых соплей. Каждый раз вспоминаешь, что герои как бэ мужики, и какие тут к гребеням мимимишности! Только суровые мужские потрахушки.
Нет, в Диссидию мне не случилось поиграть .Только в Кризис. Ну и семёрку само собой )

А Винсент всегда клёвый, просто он фоновым персонажем всегда идёт и это грустно.
Спасибо за эмоции и ожидания :inlove:

URL
2014-08-26 в 17:35 

landatra
NefritO, Только суровые мужские потрахушки. о даа :-D
читать дальше

   

Башня Звезд

главная